Анастасия Заворотнюк

Анастасия ЗаворотнюкАнастасия Заворотнюк идет по жизни с высоко поднятой головой. И пусть что там о ней пишут или говорят, она уверенно шагает к своей мечте и всегда достигает цели. Ее жизнь похожа на фильм или сериал, в котором всегда интересно – а что будет в следующей серии?

О личном и творческой жизни Анастасия Заворотнюк рассказала во время съемок телешоу “Как две капли” на телеканале “Украина”, в котором актриса “играет первую скрипку” – выступает в роли ведущей.

Мне кажется, что люди до сих пор часто называют вас не Анастасией, а Викой.

Бывают и такие случаи (смеется). А некоторые даже не добавляют “должность” няня, и зовут просто Вика.

Как вы попали в сериал?

Случайно. И попала в трудное для меня время. Это как бывает, когда человек очень долго стучит в разные двери, а ему не открывают. Устаешь стучать, плывешь по течению, и в один момент, совершенно неожиданно, двери сами открываются.

А почему трудное время? Вы же работали в Театре Олега Табакова.

После окончания школы – студии МХАТ попала на работу в Театр Олега Табакова. Вроде все складывалось неплохо, даже какие-то интересные роли мне доставались. Кто-то из режиссеров меня хотел видеть в своем спектакле, кто-то – нет. Я со второго курса играла и во МХАТе, и в других театрах. Но, видимо, это было не мое. Как-то долго шло… Не видала продвижения в профессии. Не подумайте, что я в этом кого-то обвиняю. Нет! Это не вина режиссеров или художественных руководителей. Скорее всего, сама не дотягивала до соответствующего уровня. На тот момент, когда практически отказалась от всех ролей в театре, успела побывать в Америке, которая мне очень помогла, и родить сына (Майкл родился в Лос – Анджелесе.), вот тогда в моей жизни и появилась “Моя прекрасная няня”.

А чем помогла Америка?

В этой стране я научилась ничего не бояться. Когда продюсеры от “Няни” мне позвонили, мы с детьми отдыхали в Анапе. Я бросила все и улетела на пробы. Не была уверена, что все решится положительно. А продюсеры сразу сказали: “Да. Это она”.

Какой успех принес вам сериал, известно всем. Можем поговорить о личной жизни? Знаю, что ваш брак с Дмитрием Стрюковым не сложился…

И слава Богу, что не сложился ! Не сломаться в той ситуации, в которой тогда оказалась, помог мой внутренний стержень. Ведь в моих жилах течет казацкая кровь Может, ее и не так много, но имеет большую силу. Мне иногда сложно разобраться самой с собой. Хочу дать совет женщинам, которые намерены развестись и начать самостоятельную жизнь. Если у вас есть ребенок или даже двое детей, надо хорошо подумать. Потому что одно дело, что вы эмоционально готовы к разводу, и совсем другое – материальная сторона. Сможете самостоятельно удержаться на ногах?

На момент развода вы нигде не снимались, не было еще “Няни”. Вы об этом также тогда думали?

Трудно пережила тот момент. Плакала. Но именно “Няня” меня спасла. Я так благодарна этой роли! Именно она перевернула мою жизнь! Спасибо сериала прежде всего за то, что после “Няни” у меня началась настоящая работа. Хотя меня пугали, когда закончится сериал, не буду иметь работы. Мол, это такая роль, что приклеится ко мне на всю жизнь. Я работала без выходных на съемочной площадке. Мечтала стать самостоятельной женщиной. Хотела сама нести ответственность за своих детей – и я этого добилась. До развода мои дети имели все – жили мы в загородном доме, было много машин… После развода не имела права изменить условия проживания своих детей.

Пожалуй, наибольше ваш развод переживала старшая дочь Аня?

Аня, конечно, переживала. Ей было всего семь лет, а она уже тогда мне ставила взрослые вопросы: “Ты сможешь сама? Тебе будет трудно?”.

Как-то в интервью вы сказали: “Если бы не моя работа, я бы давно была в дурдоме”.

Говорила. Это был очень тяжелый период в моей жизни. Хотя не одна я такая. Минимум 90 процентов женщин говорят то же, когда расстаются. А у меня развод был не просто больной темой. Я вернулась с двумя детьми из Америки в Россию. Понимаете в один момент изменилось все в моей жизни.

Зачем было все покидать, если в Америке у вас был еще какой-то бизнес?

Когда я переехала в Чикаго, друзья научили меня зарабатывать на недвижимости. Но Америка дала мне больше, чем зарабатывание денег. Она отобрала у меня страх. Я в Москву приехала из маленького города Астрахани. А в Москве, как известно, слезам не верят. Родителей рядом нету, подруги – ненадежные… Я всего боялась панически. В Москве не понимала, что жизнь – это удовольствие. Когда я вышла в Лос- Анджелесе с самолета, меня встречали друзья. Вокруг – столько цветов. Вот тогда подумала: “Господи, какое же это счастье, что я попала сюда”. Первые полгода – это была терапия Америкой. Мне как бы все вокруг нашептывало: “Не бойся. Все у тебя получится. Надо верить в свои силы…”.

Поверили в себя и начали себя любить

Мне проще жить ради кого-то. Пока у меня не было детей, вообще не понимала, в чем смысл жизни. Как только родилась дочь – произошла переоценка ценностей.

Материнство было спланированным и сознательным?

Да, конечно! Мне было 24 года, когда Анечка родилась. Сейчас ей 17 лет.

Вы, не скрывая, называете свой ​​возраст. Большинство звезд категорически не хотят говорить, сколько им лет.

Я горжусь тем, что у меня такая взрослая блондинка! Аня – мой настоящий друг! И я это ценю. Не понимаю тех людей, которые не хотят рассказывать о своих детях, а также скрывают, что они у них есть. Я счастлива, что у меня двое детей. Вы сейчас, наверное, спросите, помогала я ей попасть на телевидение. Опережая вопрос, клянусь, что не имею к ее трудоустройству никакого отношения. Узнала об этом случайно. И подумала, что желтая пресса все это специально придумала. Когда Аня мне позвонила и сказала, что ей предложили работу на телевидении, я сразу же на следующий день примчалась на телеканал с вопросом: “Кто здесь хочет, чтобы моя дочь у вас работала? Ей всего 16! Вы понимаете, что она ничего не умеет? Она вам все здесь испортит, а вы потом меня во всем будете обвинять!”. Они меня уговорили, и мы с Аней вместе потом сидели и учились, готовились к эфиру.

То есть вы хотели Аню остановить, как в свое время это хотела сделать ваша мама?

А… Это не то слово. Мама моя – актриса. Она по рассказам знала, какая это тяжелая профессия, поэтому и была категорически против.

Но когда посмотрела несколько серий “Няни”, поняла, что могла вам навредить?

Она гордится мной, как и я своей Анечкой. Вот мой папа с детства верил в меня и говорил, что я буду актрисой. Да и кем другим я могла стать? Во-первых, свою работу невероятно люблю. Во-вторых, я больше ничего не умею делать. Папа работал на телевидении режиссером, мама была актрисой. И я то на киностудии, то в театре сидела до глубокой ночи. Знала наизусть все мамины спектакли, все ее песни, все ее реквизиты.

Поэтому даже к вступительным экзаменам не надо было готовиться?

Нет. Папа никогда не позволял мне выходить на сцену. Говорил: что-то с тобой произойдет, и это потом будет тебе мешать. А я так хотела! Ибо все актерские дети играли в спектаклях, а я сама сидела за кулисами. Когда я поступила в МХАТ, была такая скованная, такая застенчивая.

Смотрела запись “Как две капли”. Вы так свободно чувствуете себя на сцене…

За это я также должна быть благодарна “Моей прекрасной няни”.

Знаю, что из-за съемок в этом сериале вы ушли из Театра Олега Табакова. Вас тогда никто не понимал, потому как попасть в “Табакерку” – большая удача. А вы взяли и уволились.

Было такое. Мы три с половиной месяце, не приостанавливая съемок, работали без выходных. Это была такая ​​нагрузка, страшно вспомнить. Приходилось учить много текста. А когда запоминаешь много материала, то все, что было прежде, удаляется из головы, как файлы. Первым удаленным мной файлом был английский язык. Через две недели такой бешеной нагрузки общалась с американцем, и вдруг чувствую, что не успеваю что-то ему сказать. Следующая стадия – начала забывать о роли. Потом начала путать дни. Остались только тексты в голове. В какой-то момент забыла о спектакле. Как правило, приходила в театр за три часа до спектакля. Это – мое правило, унаследовала от мамы. В тот день мне позвонили за 15 минуты перед началом представления. Я не подошла к телефону, потому что была на съемочной площадке. Прекрасно понимала, что ситуация ужасна. Именно тогда я и поняла, что больше не хочу работать в Театре Олега Табакова. Написала заявление. Объяснила все Олегу Павловичу, поблагодарила его за все, извинилась, что так случилось. А следующие два дня думала, что умру. И только на третий день поняла, какая я счастливая и свободная!

Благодаря сериалу вы стали телеведущей. Вам даже доверили оценивать вокалистов в шоу “Народная звезда”. Трудно быть членом жюри?

Очень! Это был мой первый опыт, когда меня пригласили в жюри. Ответственно. Понимала, что люди запоминают каждое сказанное мной слово. И ждут остроты судейства. Как я могла ранить словом кого-то? Певцы выходят и раскрывают перед тобой душу…

А потом сами стали участницей шоу, когда запели в проекте “Две звезды”. Волновались?

Сейчас работаю ведущей этого проекта и уже не волнуюсь. А когда выходила петь, – на меня нападал такой невероятный страх! Я же не Лара Фабиан. Пела шесть лет назад. Но когда сейчас попыталась послушать эти свои песни, сгораю от стыда. Слышу неточные ноты, потому что это все вживую пелось. И только теперь думаю: “Как я могла? Для чего согласилась?”.

А потом были “Танцы на льду”, где встретили свою любовь?

На площадке между нами романа не было. Во-первых, было много работы, во-вторых, я была не свободна, и Петр также. Нам было не до романов. А потом пролетел какой-то электрический заряд между нами. Да и не хотела я совмещать работу и личную жизнь. Но не могла отвести от него взгляда, потому, что катался он великолепно. Считаю его лучшим фигуристом, и не потому, что он мой муж. Он – талантливый и красивый. Однако “человеческий” разговор между нами состоялся впервые после проекта.

Долго он к вам приставал?

У нас все как-то очень быстро произошло. Петр постоянно был в поездках, я – на съемках. Но было какое-то четкое понимание, что нам надо в одну точку.

Вы чувствовали, что Петр тот человек, с которым можно и в огонь, и в воду

Трудно было в это поверить. После событий, произошедших со мной, была изжога внутри: и открыться сложно, и расслабиться трудно… А с ним пришло четкое понимание, этот человек не причинит боли. Ведь, случается, тянет к какому-то человеку, хотя заранее известно, что с ним можно только наесться горькой ягоды. Как правило, к таким и тянет, увы… Петр – другой. И в наших хороших отношениях его заслуг является больше, чем моих.

А что, у вас тяжелый характер?

Мне кажется, что я очень комфортный человек. Живу всегда на позитиве, иду вперед. Хотя мне не нравится моя поспешность, потому что быстро принимаю решения. Правильно-неправильно, не думаю. Потом будет видно, попала… А если что-то не так, то “вырулим”.

Как ваши дети восприняли Петра?

Было бы неправдой, если бы сказала, что подбежали и начали радостно кричать: “Стань нашим папой!”. Нет. Как и не было скандалов и обид. Все прошло гармонично.

Как Петр предложил вам выйти за него замуж?

Мы долго встречались. В какой-то момент на меня что-то нашло, и я решила поставить точку на отношениях. Полетела отдыхать на Сардинию. А мы перед этим договаривались вместе ехать на Олимпийские игры в Китай. Но я полетела сама, да еще и в другом направлении. Через некоторое время звонит Петр и спрашивает: “Я могу приехать к тебе на несколько часов?”. Приехал. Мы ходили по берегу, вдруг он говорит: “Пошли купаться”. На дворе ночь. Вода холодная. Настроение – никакое. Я отказалась. А он решил поплавать. Сижу на берегу и думаю: чего он так настаивал, чтобы я поплавала с ним? Вдруг он кричит из воды: “Знаешь, что я нашел?” ​​. О, думаю, детский сад: раковины собирает. А он вышел на берег, открыл ладонь, а в ней – кольцо. Стал на колени и говорит: “Выходи за меня замуж”. Как я была счастлива ! Но не могла этого сказать. Растерялась. Мы вернулись в отель, зашли в ресторан. И у нас так сияли глаза, что присутствующие все поняли.

И ради вас вернулся в Россию?

Еще в начале наших отношений Петру пришлось принять важное решение относительно переезда из Америки. Это было не так просто. В Штатах он жил и работал 17 лет (в середине 90-х Петр Чернышов переехал в Нью – Йорк, стал пятикратным чемпионом этой страны по фигурному катанию.).

Вы не скрываете своего возраста, а выглядите, будто вам 25 лет. Как вам это удается?

Все что нужно женщине, это следить за собой и хороший парфюм. Также нужно поддерживать форму. Не могу сказать, что придерживаюсь какой-то жесткой диеты. Конечно, вынуждена себя в чем-то ограничивать, но обойтись без сладкого… Нет! Не могу. Я ем хлеб. Правда, не каждый день. И сливочное масло – оно необходимо организму. И так же, как хлеб – каждый день. Чтобы хорошо выглядеть, нужно внимательнее относиться к вопросам питания. Не надо стараться быть похожими на манекенщиц. Надо плавать, ходить на массажи и к косметологу. Все это даст хороший результат.

Какая вы хозяйка?

Приготовить могу многое. Но, к сожалению, делаю это не так часто, как хотелось бы. Люблю запекать рыбу. Могу приготовить уху. И мясо жареное у меня – пальчики оближешь. Правда, после моего приготовления в кухне что-то творится. Масло брызгает в разные стороны, гора битой посуды. Но это все не так важно. Главное, чтобы блюдо получилось вкусное!

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Анастасия Заворотнюк"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

bottom
//